Revenge

Объявление

    Добро пожаловать на Revenge!
    Людей больше нет в этих местах, и волки готовы выйти на тропу войны с псами, но что за третья сторона скрывается в шахтах?
    Поддержите нас в ТОПеРейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
  • 16.10. Уважаемые игроки, на форуме запускаются Осенний фестиваль и Колоссальное преображение, способные пробудить вашу фантазию и сделать друг другу приятные подарки. Предлагаем поучаствовать и получить не только форумные бонусы, но и хорошие впечатления.

    22.07. Уважаемые игроки, обратите внимание, что на форуме проводится перекличка, по итогам которой определится дальнейшее развитие форума. А так же важный опрос по поводу сюжетных квестов.

    01.01.2022 Поздравляем всех участников с Новым Годом! Пусть все ваши мечты сбудутся! Добра вам, здоровья и счастья.

    01.12. Уважаемые участники! С наступлением первого дня зимы на форуме стартует Тайный Санта. Спешите записаться и принять участие, зарядиться праздничным настроением и зарядить им других, и просто провести время с пользой. Всем добра!

    09.10. На связи администрация! Уважаемые игроки, по вашим просьбам на форуме появилась упрощенная/мобильная версия, ознакомиться с которой вы можете, нажав на значок телефона прямо над акциями. Отдельную благодарность выражаем дизайнеру.
    А так же приглашаем вас принять участие в Осеннем фестивале и получить еще больше призов и хорошее настроение.

    21.08. Уважаемые участники, сегодня наш форум преобразился до не узнаваемости, и это касается как дизайна и Ваших профилей, так и более мелких деталей, несомненно приятных глазу. Просим Вас в ближайшее время обратиться к администрации при возникновении вопросов или в случае обнаружения неполадок в дизайне. Мы будем рады отзывам, правкам и предложениям. Так же выражаем благодарность Абраше и ее золотым ручкам за неоценимый вклад в преображение форума, а в награду всем активным игрокам вносим 50 ревеней и 5 баллов авторитета на счет. Но на этом плюшки не заканчиваются: приглашаем вас принять участие в лотерее. Спасибо, что вы с нами, друзья! Всем добра.

  • Весна, 4-я неделя марта. Прошло 7-8 месяцев с момента взрыва.

    Черный Коготь: Волки одержали первую победу в схватке с собаками Своры, и это еще сильнее распаляет дух хищников. После нападения стаю пополнили рабы, покалеченные, но работоспособные, и скот. Дела в стае налаживаются.

    Свора: После нападения Стаи и Клана, псы города теряют не только значительную часть провизии и крупное стадо скота, но и Главу. Раненые, уставшие, озлобленные и в то же время напуганные, они собираются вместе, чтобы выбрать нового предводителя и понять, что же делать дальше.

    Клан Пожирателей: Собаки из шахт прославляют свои подвиги и радуются победе - теперь у них есть большое стадо овец и коз, пара лошадей и даже коров. Многие псы готовы сожрать добычу за один присест, но по приказу альфы скот теперь хорошо охраняется с целью увеличить количество голов и как следует их откормить.

    Одиночки: Среди местных ходят слухи о неизвестно группе, которые с радушием принимают как собак, так и волков, но пока о странных миротворцах мало что известно.

  • — Пока ты вновь не стала изображать из себя шута, напомню, что это у нас конфликт с тобой, дорогуша! — твердо сказал Коготь.
    Еще шаг, и расстояние между ними обратится в ничто. Но вместо нападения, он улыбнулся от уха до уха, черные губы неестественно обтянули десна и крупные клыки. Понизив голос он почти шептал, глядя Мадаре прямо в глаза.
    — Собаки не перестают удивлять. Мне только интересно, это они так верят в тебя или ты так наивна, что веришь в их преданность? На дуру ты не похожа, признаю, но открою секрет: не успеет остыть твой труп, как они разбегутся кто куда в поисках выгоды, а, может, и нового бога. Сильнее, злее тебя, способного прокормить, даже если придется отдать себя в рабство. Такова суть отчаяния и голода, что я вижу в каждом из вас.
    Читать далее...

  • Наши партнеры:

    Ваши баннеры:
    СW: последнее пристанище
    • Мадара

      Хирсей

      Лермен

    • Мадара личные сообщения, вконтакте главный администратор
      • создатель и куратор форума •
      • блюститель порядка •
      • помощник по всем вопросам •
      • гид по мат.части •
      • ввод в игру •
      • квестоплет, летописец •
      • заключение партнерства •

    • Хирсей личные сообщения, вконтакте заместитель главного администратора
      • ввод в игру •
      • гид по мат.части •
      • куратор стаи черного когтя •
      • организатор флуд.зоны •
      • проверка анкет •
      • работа с тех.разделами •
      • блюститель порядка в игре •
      • распределение валюты и авторитета •
      • пиар •

    • Лермен личные сообщения администратор
      • квестоплет •
      • помощь с игрой •
      • работа с тех.разделами •
      • проверка анкет •
      • куратор технической части •

  • Навигация по форуму

    Главная

    События

    Лучшие

    Партнеры

    Администрация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Revenge » Игровой архив » Лекарство от бессонницы //закончен


Лекарство от бессонницы //закончен

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://forumupload.ru/uploads/001a/af/e5/27/363936.jpg

ЛЕКАРСТВО ОТ БЕССОНИЦЫ

ВРЕМЯ
Год назад. Зима. Ночь

МЕСТО
Петляющий лес

УЧАСТНИКИ
Кестрель, Хирсей

СТАТУС
Закрытый

ОПИСАНИЕ СОБЫТИЙ

Прошла неделя после смерти родителей. Все в стае говорили, что Хирсей легко смирился с потерей и хорошо держится, ведь из него уже давным-давно вырос самостоятельный и сильный волк. Он продолжал ходить на охоту и помогать сородичам, он был верен и честен своему слову. Но в одну из безлунных ночей осторожно покинул лагерь. Зачем? И куда он пошел? Следы на снегу уводят вглубь леса, но даже там Хирсею не скрыться от посторонних глаз.

Отредактировано Хирсей (2020-05-15 14:17:10)

+2

2

Дурные мысли приходят вместе со сном. Даже если избегать их на протяжении дня, все тяготы поймают за шиворот, едва закроешь глаза. Уже неделю я не мог заснуть, и потому чувствовал себя раздраженным и злым. Я ходил к стайным целителям, но то ли у них закончилась нужная травка, то ли они решили не делиться ею с вполне здоровым волком.
- Сейчас травы днем с огнем не сыщешь, - твердили они то и дело. - А если она понадобится будущим матерям?
Как бы не так. Я не чувствовал себя здоровым, а уж тем более сильным. На днях, охотясь, сорвался на одном из волков, а потом долго думал о том, чем же он заслужил мой гнев. Я был злым и сонным, и с каждым днем легче не становилось.
Кошмары изводили настолько, что я прекратил спать вовсе. А потом перестал замечать, что кто-то обращается ко мне с просьбой или я забыл поесть этим утром. Бодрствование стало в тягость, но закрыть глаза значило увидеть плохой сон, а увидеть сон - значит вспомнить. Мне не хотелось думать о родителях. Раньше они были само собой разумеющимся фактом. Родители, как у всех, разве что родные. Я забегал к ним поделиться добычей или провести вечер в тишине, когда мне не нужно идти в патруль или на охоту. А потом уходил с тем же равнодушием.
В ту ночь, о которой никто никогда не узнает, на чистом ночном небе сияли золотые звезды, подмигивая издали, будто с насмешкой. Я ушел из лагеря, едва стемнело и вышел первый патруль. Прекрасно выучив маршрут, я без труда миновал патрульных и уединился в гуще леса, оставив за собой лишь тоненькую тропинку из следов. Дорогу из мира стаи в свой собственный.
Лес становился темнее и темнее, пока я не добрался до укромного места: в расщелине под выступом скалы удобно прятаться в слишком жаркую погоду или метель. А еще, как я думал, там можно выспаться. Я обнаружил это место летом, и с тех пор оно стало персональным убежищем. Здесь тихо, лес вокруг кажется навсегда замерзшим и безжизненным. Но если я надеялся отвертеться так просто, то не тут-то было.
Почему же я не могу перестать видеть, как призрачные псы из ночных грез раздирают родителей на части? Скольких убили эти твари? И скольких еще убьют? Отец говорил, что псы и волки рождены, чтобы быть врагами, и я сросся с этой мыслью. Свыкся, как привыкают к обходу территории или к блохам. Или дело вовсе не в смерти родителей?
Я бы завыл или залез на дерево, нашелся бы только целебный рецепт от треклятой бессонницы.

+1

3

Под широкой лапой трещал снег, но Кестрель не на охоте. Шла легкой неспешной походкой, бросая взгляд на россыпь золотых звезд, и бодро помахивала хвостом из стороны в сторону. Она только вернулась с патруля, намереваясь как следует передохнуть и расслабиться в своей норе. Звезды сияли ярко. тропинка четко вырисовывалась под лапами. Мать говорила Кес, что звезды - это души волков, которые погибли вольными и заслужили место среди предков. Кестрель верила в это, и ощущала необъяснимый трепет, шагая в бескрайнюю темную ночь. Холодно, но погода хорошая. Мороз пощипывал кончик носа, но это не заставляло волчицу унывать. Небо чистое и ясное, отражалось в хрустальных очах молодой самки, и она брела дальше, будто смущенная вниманием тысячи звезд к своей персоне. Но вот привычная волчья тропа разделилась перед ней: одна протоптана сотней лап, другая - свежая. Снег еще рыхлый, след отчетливый.
«Хирсей?» - поразмыслила она, шумно втягивая леденящий глотку зимний воздух.
И так же медленно, умиротворенно выдыхает. Кестрель помнила запахи большинства стайных волков, знала каждый оттенок аромата и не сомневалась, что вышла именно на след Хирсея.
Шагая след в след по новой тропе, волчица быстро вышла к подножью горы. Там среди скал в расщелина и лежал Хирсей. Его трудно было разглядеть в темноте с его-то смоляной шкурой, но блеснувшие глаза выдали хищника. Молодой и статный, но уже такой крупный и сильный. Загляденье для глаз любой не умудренной опытом волчицы. Кестрель минуту подумала о том, стоит ли нарушать покой волка, который специально ушел от стаи, чтобы побыть один, или же оставить его и пройти мимо. Но Кестрель не была бы Кестрель, если бы прислушалась ко второму, более рациональному варианту. Нацепив на мордашку беззаботную, детскую улыбку, она стремительным шагом пересекла поляну и остановилась под тенью скалы, где скрывалась расщелина. Ее хвост озорно вилял туда-сюда.
- Привет. Тебе не спится? - спросила волчица, приблизившись так, чтобы самец смог ее рассмотреть, и края черных губ растянулись в беспечной улыбке. - Я тоже не могу уснуть. Но сегодня такая прекрасная ночь. Видел, какие звезды сияют? Загляденье.

+1

4

Сколько я лежал здесь, стараясь хотя бы нащупать сон. Мышцы ныли, глаза слипались, я надеялся, что изнеможение само настигнет меня, я подкупал сон измором, чтобы заснуть и почувствовать облегчение, но вместо этого только раздражался. Я мог бы сбросить злость на каком-нибудь волке или пойти поохотиться, но не был уверен, что хватит на это сил. И нужно ли это, в конце концов. Поначалу наука, усвоенная у отца и наставников, искушала меня вернуться на место облавы и выследить псов. Хотя бы одного. Хотя бы укусить пожестче и уйти. Но стоило ли оно того? И смог бы один укус или одна собачья жизнь искупить все грехи песьей крови. Оставалось безнадежно тосковать по родителям. Сон бежал от меня, еда не представляла никакого интереса. Ничего не радовало меня.
- Стая ищет в тебе соратника, - сказал бы отец. Я накрыл голову лапачи, чтобы не слышать его загробный неузнаваемый голос. - Так что не злись, как капризный щенок. Будь волком. Прими дисциплину и живи для дела. Задай себе побольше корма, не забывай о  чистоте и найди уже какое-нибудь дело вместо того, чтобы лежать в расщелине и глядеть в пустоту.
Так бы он сказал, и я почувствовал укол вины за то, что раздумывал тихонечко пробраться к границам стаи и убить хоть одну, хоть крохотную собачонку.
Возможно, усталость так затуманила разум и взгляд, я не сразу разглядел волчицу, идущую через поляну прямо ко мне. Слишком бодрая и веселая. Она улыбнулась, и я пригладил мигом шерсть на загривке и расслабился. Когда волчица приблизилась, я узнал Кестрель. Небольшая серая самка, неидеальная, но симпатичная. С холодным цветом глаз и теплыми намерениями. Все, что я знал о ней касалось скорее ее отца, приближенного Кайзера, и братьев, с которыми мне доводилось выходить в патруль или на охоту. Ее я встречал реже и не сильно интересовался ее жизнью.
Привет. Тебе не спится? — спросила она, добродушно виляя хвостом, словно меня можно купить участливой мордашкой. — Я тоже не могу уснуть. Но сегодня такая прекрасная ночь. Видел, какие звезды сияют? Загляденье.
Я фыркнул, отвел взгляд.
- Поменьше б сияли, я как раз пытался заснуть, - вместо приветствия ответил я, неприкрыто зевнув. Кажется голос выдал мое раздражение. - Разве тебе не нужно быть с остальными волчицами в лагере?

+1

5

Как только Кестрель оказалась рядом с Хирсеем, на нее высыпался весь скопившийся в нем негатив. Он был почти осязаем. Волчица сделала один неуверенный шажок назад, но успокоила себя тем, что перед ней всего лишь Хирсей, один из множества охотников стаи.
Если ты пытаешься прогнать меня, то у тебя не выйдет, - предупредила она, выдержала пару секунд молчания и, вздохнув, призналась: – Мне не разрешают патрулировать всю ночь. Я как раз возвращалась в лагерь, когда учуяла тебя.
Хирсею определенно не понравилось бессовестное нарушение личного пространства, но Кест только улыбается в ответ, пропустив слова волка мимо ушей. Волчицы наверняка уже собрались в лагере, спят или бодрствуют в компании самцов, которым разрешено продолжить род в этом году. Другие волки ограничивались комплиментами и вожделенными взглядами. Кестрель могла бы придумать множество объяснений раздражению Хирсея в начале гона, но что-то подсказывало: дело крылось в другом.
Хирсей, что с тобой случилось? Ты беспокоен в последнее время, - продолжая беспечно улыбаться, Кес участливым тоном добавила, заглядывая в расщелину:
Это из-за родителей, да? – тихо спросила она, опасаясь, что услышит кто-то другой, а потом прижала уши к голове и виновато отвела взгляд. – Моей мамы тоже нет. Но знаешь… Знаешь, что она бы посоветовала?
При упоминании матери голос Кестрель не дрогнул, но вид стал печальным. В словах волчицы прозвучала неподдельная нежность и даже гордость.

+1

6

Когда подрастает молодняк и наступает время первой охоты и первой зимы, волки часто отрабатывают те или иные приемы. Мы не можем калечить друг друга, но именно в таких спаррингах устанавливается статус волка в иерархии. Каждый в костяке стаи к двум годам уже знает свое место, знает с кем сотрудничать выгодно, кому лучше не переходить дорогу, на ком можно сорвать злость. Волчиц так не учат, насколько мне известно. Их нельзя травмировать, им нельзя наносить вред: ни физический, ни моральный, поэтому я смог удержать в себе порыв и не прогнал Кестрель. Родиться в стае Черного Когтя самкой, значит получить надежный щит на всю оставшуюся жизнь, и симпатичная болтливая волчица, размахивающая своим серым хвостом, прекрасно об этом знала.
Если ты пытаешься прогнать меня, то у тебя не выйдет, - сказала она, и я поймал ее взгляд. – Мне не разрешают патрулировать всю ночь. Я как раз возвращалась в лагерь, когда учуяла тебя.
Уверенность Кестрель заставила внутренне улыбнуться и расслабиться. Такая маленькая и хрупкая, она стояла передо мной и ничего не требовала, кроме внимания, которое я мог уделить. Я снова сдержал желание зевнуть и твердо решил, что выслушаю ее. Хотя бы выслушаю.
Хирсей, что с тобой случилось? Ты беспокоен в последнее время.
Она заглянула в расщелину, всем телом закрывая сочащийся снаружи свет. Внутри стало темно, хоть глаз выколи, а волчица все не унималась
Это из-за родителей, да? Моей мамы тоже нет. Но знаешь… Знаешь, что она бы посоветовала?
Шепот Кестрель успокаивал, я дважды клюнул носом прежде чем осознал, что она обращается ко мне.
Все не так, - я снова поднял голову, на этот раз с большим усилием и скривился, удерживая зевоту. Слова давались мне с трудом, глаза слипались: – Я… Столько времени я учился, тренировался, готовился. А когда наступил шанс испробовать навыки в деле… Я никого не смог спасти, никому… не помог. Это не грусть. Скорее… досада. От несправедливости.
Стоило словам сорваться с губ, как мне полегчало. Наверное, удушающее влияние самки способно разболтать любого, особенно зимой, особенно когда колкий запах холода смешивается с приятным запахом ее тела. Я сам удивился тому, насколько разговорчивым и открытым могу быть.

+1

7

Теперь Кестрель понимала, что в нем сокрыт не только волевой стержень, но и печаль. Печаль необъятная и скрываемая, тихая, но едкая. Хирсей грустил не потому, что потерял родителей, а потому, что не смог им помочь, не был рядом в нужный момент, не принял смерть вместо родителей. Волчица никогда не думала о том, что могла пожертвовать собой ради матери. Сколько ей тогда было? Год-два. Она просто смирилась и приняла смерть, как данность, когда выжившие вернулись в лагерь и обо всем сообщили.
- Хирсей… - позвала Кестрель, вкладывая в его имя не жалость, и не утешение, а понимание. – Никому не устоять перед судьбой, что нам уготована. Однажды на смену печали придет радость, бессонница сменится сладкими грезами, а смерть в свое время станет жизнью. Нужно всего лишь подождать.
Кес в смятении глядела на волка и, не спрашивая разрешения, забиралась в расщелину. Про себя волчица заметила, что в подобном месте, теплом и сухом, можно устроить настоящее логовище. Для самок с будущими щенками это как нельзя актуально, но вряд ли Хирсей соизволил бы делиться своим убежищем.
- Ты веришь мне? – спросила она, бесцеремонно ложась рядом с волком так, будто именно ей предназначалось место около самца, коснулась носом черного меха, шумно втягивая резкий мускусный запах, запах хвои и добычи, которую Хирсей убивал вместе со стаей. – Закрой глаза. И не спорь.
Лирина, мать Кес, могла говорить на сотне интонаций, но эту, хрупкую и чуткую Кестрель запомнила хорошо. Она улыбнулась краешком черных губ, слегка смыкая веки, и молчала до тех пор, пока волк не устроился поудобнее

+1

8

Ночное небо было чистым, и огромная оранжевая луна висела низко над головой. Но ни ее, ни звезд я разглядеть не мог. Передо мной слишком близко сидела волчица.
Хирсей…
Я вскинул голову, услышав свое имя. Холодные глаза волчицы, похожие на льдинки, смотрели прямо на меня, и в какой-то момент я понял, что не могу отвести взгляд.
Никому не... судьбой, - я почувствовал нарастающее негодование то ли от того, что не мог разобрать слов Кес, то ли от того, что она улеглась рядом, позабыв о том, что здесь мое логово. Я даже на мгновение обнажил клыки. Она продолжала что-то говорить, но я был слишком рассеян, чтобы слушать. - Однажды... печали придет радость... сладкими грезами... в... станет жизнью... подождать.
Я застыл, не зная, что ответит. Кестрель только озорно улыбалась и легла рядом, как будто это было нечто само собой разумеющееся. На мгновение я испытал потрясение. Она нежно прильнула ко мне, и в лунном свете я понял, как сильно отличается ее прекрасная серая шерсть от моей, черной, непроницаемой. Я был зачарован, как кролик, увидевший удава. Я смотрел на Кес, желая ее со всем пылом моего долгого одиночества и усталого разума, отравленный запахом ее тела: от нее очень сладко пахло. Про себя я заметил, что ни разу настолько остро не чувствовал голод. Желудок мой был полон, но этот голод требовал не еды, а близости и полной связи с миром.  Я потянулся к ней порывисто, так, что у меня закружилась голова. Но все это было неправильно, и я медленно покачал головой, больше сам себе, чем ей.
- Все в порядке, Кес, - сказал я ей.
Я гладил кончиком морды ее спину, будто Кестрель нуждалась в утешении, а не я, как будто она маленький волчонок, и я мог показать ей безопасность в своем лице. Сердце зачастило. Некоторое время она не шевелилась, уткнувшись в мою шерсть. Слова волчицы теплым дыханием оседали на моей коже.
Ты веришь мне? — спросила Кестрель и спустя секунду тяжелого молчания добавила чуть требовательнее: - Закрой глаза. И не спорь.
Это была другая ночь и другое время, до или после, я не знаю. И не было возможности поступить иначе. Я не мог приказать своему сердцу перестать биться, не мог прекратить дышать и умереть. Я безвольно положил голову на спину самки и закрыл глаза, не в силах сопротивляться ни ее воли, ни ее пьянящему влиянию. Лучше уснуть, забыться, чем наделать глупостей: ничего возвышенного, никаких мыслей о верности законам стаи или стыда. Эти чувства были знакомы мне, но не они остановили меня. Я чувствовал невосполнимую пустоту, и не смел думать о том, что могу заполнить ее, если разделю ночь с этой маленькой серой волчицей.
- Верю.

+1

9

Кровь бросила в голову, как будто перед охотой, но даже тогда Кестрель не чувствовала такого головокружения. Лапы задрожали, а в животе стало тепло, и волчица не чувствовала ничего, кроме мягкого черного меха, горячего тела и биения его сердца. Она постаралась свести на нет приятное наваждение и с согласия Хирсея шепотом пояснила:
- Моя мать пела нам, когда мы еще не видели ничего, кроме логова, - она замолчала, боясь спугнуть назревающую мелодию: - Слушай. И засыпай.
Чего-чего, а песен Кес знала уйму. Мать любила напевать перед сном, так что волчица слышала множество древних историй, плохих и хороших, героями которых были и далекие предки, и щенки, и отец. Но вот беда: ни одну из них она не могла вспомнить полностью. В голове все вдруг смешалось…
Погрузившись в глубокое раздумье, Кестрель наконец ухватила один мотив. Странно, но она не слышала его прежде или не помнила об этом. Песня казалась древней, как время, и очень знакомой. Будто звучала всего секунду назад:

Баю-баю-бай,
Ветер, ветер улетай.
И до самого утра
Я останусь ждать тебя.

При звуках нежного девичьего голоса замер лес. Кестрель пела волшебно, казалось, в тишине словам ее вторят чудесные струны. Но дело было вовсе не в красоте исполнения. Каждое слово ее было рекой, широкой и бурлящей, было ручьем, что звенит и плещется, было ветром, что зовет за собой.

Баю-баю-бай,
Ничего не бойся там,
Где густые облака.
Голос мой ведёт тебя.

Баю-баю-бай,
Ты плывешь в далекий край.
В том краю, что в долгом сне,
Кто-то помнит о тебе.

Не обязательно слышать слова, чтобы кожей ощущать их смысл, будто песня прошивала насквозь и латала самые рваные раны. Пока Кестрель пела, казалось ее высокий голос становился сильнее.

Баю-баю-бай,
Убаюкаю сама.
Укачаю на руках,
Точно в белых облаках.

Волчица вылизывала языком черную шерсть, а колыбельная все тянулась, мирная, тихая. А за ней на беззвучных лапах подступал сон.

Баю-баю-бай. Баю-баю-бай.

+1


Вы здесь » Revenge » Игровой архив » Лекарство от бессонницы //закончен